Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования

"Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения"

История ГУАП



Rambler's Top100



просмотров:

Чесменский дворец

Один из корпусов Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения расположен в прекрасном здании, памятнике архитектуры XVIII века - Чесменском дворце.

За многолетнюю историю своего существования Чесменский дворец много раз перестраивался и во многом изменил свой первоначальный облик. Но и в настоящем виде, овеянный романическими легендами и сохранивший свое историческое название, он является значительным памятником отечественной истории.

В старину на месте нынешнего Чесменского дворца стояла деревянная дача под названием Кикерейскино или Кикерико, на этой даче останавливался двор и важные особы при проездах из Санкт-Петербурга в Царское Село. Эта дача стояла по левой стороне царскосельской дороги на седьмой версте, на плоском месте, покрытом кустарником и диким лесом, и на картах обозначалась скромно - «Дача №28» (1730 г.). В 1770 здесь был уже каменный дом и обозначался как «Загородный дом №28».

В 1774 году по приказу Екатерины II началось строительство путевого дворца - для кратковременных остановок императорского двора во время переездов из Санкт-Петербурга в Царское Село. Подготовить проект было поручено академику архитектуры Ю.М. Фельтену, и к 1777 году архитектор возвел путевой увеселительный замок, по официальным документам значившийся как «каменный дворец, что не доезжая Средней Руки».

Юрий Михайлович ФЕЛЬТЕН родился в 1730 или 1732 г. в семье начальника придворной кухни Петра I. Учился архитектуре в Германии и Петербургской академии наук. Под руководством В. Растрелли участвовал в возведении Зимнего дворца, являясь одним из помощников великого зодчего. Он руководил сооружением гранитных набережных в центре Петербурга, создал знаменитую ограду Летнего сада, по его проекту установили на пьедестал «Медного всадника» Э. Фальконе. Фельтен возвел здание Старого Эрмитажа и ряд небольших изящных церквей (сохранились лютеранские церкви Св. Анны и Св. Екатерины, Армянская церковь), руководил перестройкой Большого дворца в Петергофе. Постройки Фельтена отличаются удачными пропорциями, лаконичностью отделки фасадов и одновременно мягкостью, плавностью очертаний. Поиск новых архитектурных форм и приемов проявился в его кратковременном увлечении псевдоготикой. В этом стиле зодчий возвел два необычного облика здания - Чесменский дворец и Чесменскую церковь, фасады которых обработаны с использованием элементов готической архитектуры. Фельтен проявил себя и как мастер решения крупных градостроительных проблем - его замысел оформления Дворцовой площади дугообразными зданиями позже реализовал К. Росси. Умер зодчий в 1801 г.


Портрет архитектора Ю. М. Фельтена. Автор - Щукин С.С. (1763-1828)

Небольшое двухэтажное здание, располагалось «на возвышенном лугу, окружённом земляным валом, обросшим травою». Дворец должен был создавать иллюзию родового рыцарского замка. Со стен дворца на его гостей, глядели многочисленные изображения родственников Екатерины II и родственных царствующих домов. Он был построен в модном тогда псевдоготическом стиле.

План здания начертан по образу Лонгдфортского дворца (1591, архитектор Джон Торп), взятому из 5-го тома "Архитектуры" Витрувия: равносторонний треугольник с круглыми башнями по углам и обширным Парадным залом в центре. Центральный круглый зал в нижнем этаже перекрыт низким купольным сводом с распалубками, зал верхнего этажа — невысоким куполом, прорезанным овальными окнами и украшенным лепными филёнками и росписью. Внешние стены центрального купольного зала возвышались над всей постройкой и представляли собой своеобразную корону. Все три фасада были решены одинаково: нижний этаж обработан рустом, верхний оштукатурен. Различие в облицовке на разных уровнях стен создавало иллюзию, что строился-достраивался замок, как и положено, в течении столетий.

В обработке фасадов использованы элементы готической архитектуры - стрельчатые окна, зубчатые парапеты по стенам. Первоначально комплекс дворца представлял собой крепость, окруженную рвами с водой. Въезды со стороны царскосельской дороги напоминали триумфальные арки с дозорными башнями, тоже в стиле древних английских владений, к воротам вели мосты с гранитными тумбами. Вдобавок, от дороги к замку провели узкую аллею и засадили её липами.

Первоначально дворец назывался «Дворец на лягушачьем болоте». Местность вокруг носила название «Кикерикексен» что по-фински значит «лягушачье болото» поэтому, когда строительство дворца было закончено, он получил название Кикерикексенского. А лягушка, исконный житель этих мест, поселилась на гербе нового замка.

Предметы из сервиза с зеленой лягушкой Джозайя Веджвуд 1773-1774 Англия, Стаффордшир

Специально для нового дворца в Англии на знаменитых мануфактурах Веджвуда был заказан сервиз из 952 предметов, на каждом из которых красуется символ дворца – зеленая лягушка. Сейчас «сервиз с зеленой лягушкой» экспонируется в Государственном Эрмитаже.

Сервиз, заказанный Екатериной II в 1770 г., был исполнен в "фаянсе цвета сливок", характерном для изделий английского керамиста Джозайи Веджвуда, и предназначен для Чесменского дворца. Поскольку дворец был расположен в местности, название которого переводится с финского языка как "Лягушачье болото", на каждом из 952 предметов сервиза изображена зеленая лягушка. Историческая ценность 1244 архитектурно-пейзажных видов старой Англии, в сочетании с разнообразием форм, простых и спокойных, безупречностью техники исполнения, изысканностью красочной гаммы, выделяют сервиз в первоклассной коллекции английской керамики в Эрмитаже.

Сразу после окончания строительства замка, Екатерина Великая заложила рядом с ним "церковь во имя св. Пророка Иоанна Предтечи, в память славной Чесменской победы русского флота", т.к. по преданию именно здесь нагнал Екатерину II гонец с вестью о великой победе российского флота над турецким флотом в Эгейском море под Чесмой.


Чесменская битва
Айвазовский И.К.
(1817-1899)

Историческая справка. Это была первая морская победа, одержанная флотом Российским со времён Петра Великого. С 1768 по 1774 годы Россия вела войну с Турцией. Главнокомандующим объединенными силами на Средиземном море был назначен сподвижник Екатерины II граф А.Г. Орлов. Действиями флота руководил опытный флотоводец адмирал А.Г.Спиридов. Бригадиру артиллерии И.А.Ганнибалу (двоюродному деду великого русского поэта А.С. Пушкина сыну известного арапа Петра Великого) было приказано изготовить 4 брандера, с целью поджечь турецкий флот.

24 июня 1770 года, в день Рождества св. Иоанна Предтечи, началось сражение у острова Хиос, в результате которого турецкий флот отступил в Чесменскую бухту, под прикрытие береговой артиллерии. А в ночь с 25 на 26 июня русские моряки, с помощью брандеров, сумели поджечь в бухте несколько кораблей, после чего загорелись остальные. Погибло более 60 больших и малых турецких судов, свыше 10 тысяч матросов и офицеров. Потери на российских судах составили одиннадцать человек. По этому поводу адмирал А.Г.Спиридов докладывал в Петербург: «Слава Господу Богу и честь Всероссийскому флоту! …неприятельский военный турецкий флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили... а сами стали быть во всём Архипелаге … господствующими».

Высочайшим рескриптом учреждается серебряная медаль, изображающая атаку русскими кораблями турецкой эскадры и сожжения турецких судов. Лаконичная надпись сообщала о судьбе турецкого флота: « БЫЛ». Пониже пояснение: «Чесма 1770 года июня 24 дня» В честь победы в окрестностях Петербурга было создано несколько памятников: Чесменский обелиск в Гатчине, Чесменский зал в Большом Петергофском дворце, ростральная Чесменская колонна в центре Большого пруда в Екатерининском парке Царского Села.

24 июня 1780 года к 10-летней годовщине блестящей победы русского флота при Чесме в присутствии Римского императора Иосифа II храм был освящён. Церковь и дворец получили название Чесменские. Вся местность вокруг начинает именоваться Чесмой.

Екатерина Великая любила Чесму и дважды в год приезжала сюда, на храмовый праздник и на Масленицу. Специально для императрицы в церкви было устроено царское место под балдахином из красного бархата, увенчанное двуглавым орлом. После Божественной Литургии устраивался пышный обед, летом - катание на лодках, при громе музыки, в сопровождении блистательной свиты, зимой – катание на санях, многолюдные ярмарки и фейерверки.

В 1782 году дворец был передан Екатериной II Капитулу Ордена Святого Георгия (в круглой зале 2 этажа здесь собирались все носители славного российского ордена часто под председательством Императрицы).

Историческая справка «…Манифестом от 22 сентября 1782 года для ордена святого Георгия был дарован в Чесме близ Петербурга, при церкви Иоанна Крестителя особый дом, где помещалось управление орденом, его архив, печать и орденская казна. Тогда же была установлена Дума ордена святого Георгия, составленная из георгиевских кавалеров, находящихся в Санкт-Петербурге. В состав Думы входили все находящиеся в столице кавалеры I и II степени, а также по 12 старших по возрасту кавалеров III и IV степени этого ордена».

Российский военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия был учрежден Екатериной II 26 ноября 1769 года. Он был сугубо военным знаком отличия и предназначался для награждения только воинских чинов "за храбрость, ревность и усердие к воинской службе и для поощрения в военном искусстве". Его удостаивался тот "кто презрев очевидную опасность и явив доблестный пример неустрашимости, присутствие духа и самоотвержения, совершил отличный воинский подвиг, увенчанный полным успехом и доставивший явную пользу". По своей значимости орден был высшей боевой наградой России. (по материалам В.Г. Буркова)

В 1799 году Павел Первый передал здание капитулу ордена святого Иоанна Иерусалимского для размещения там больницы. Однако вскоре дворец был передан придворному ведомству и долгое время пустовал.

21 апреля 1830 г. Николай I повелел основать в Петербурге Военную богадельню, и 27 июня 1836 г. в присутствии Императора, Августейшей семьи, Главного Штаба Его Величества, Военного Совета, в замке открылась Чесменская военная богадельня - в ней находились инвалиды Отечественной войны 1812 г., и всех последующих войн, которые вела Империя. Архитектором проекта стал А. Е. Штауберт. В это время к основному объему дворца было пристроено три флигеля (2-х, затем 4-х этажных) которые соединили переходами с угловыми башнями дворца. У башен сняли зубчатые парапеты и возвели купола. В то же время появился и парк. Ветераны жили там c женами, а с середины 19 века и вовсе разрешили селиться находящимся на пенсии вдовам.

В память посещений замка великими, на стенах дворца устанавливались мраморные доски - белого или черного цвета. Северная сторона замка была ими увешена. Но доски - уничтожены еще во времена Советской власти.

Известно, что за время существования дворца в нем побывали: Екатерина II Великая, Император Николай I (первое посещение в 1827, последнее – в 1846 г.), Императрица Александра Федоровна, Вдовствующая Императрица Мария Федоровна (неоднократно), Император Александр II Освободитель (неоднократно, с 1860 по 1871 г.г.), Государь Наследник Цесаревич Николай Александрович, последний Император Бразилии Дон Педру II (1876 г.), члены Сената Швеции, граф Н.И. Панин (24.06.1777 г.), адъютант короля Пруссии полковник Раух (27 июня 1836 г.), Великий Князь Михаил Павлович и Великая Княжна Мария Николаевна (1836 г.); Председатель Гос.Совета Российской Империи, морской министр, генерал-адмирал Великий Князь Константин Николаевич (в 1880 и 1882); Его Императорское Высочество Великий Князь Михаил Николаевич (28.06.1895 г.); Великая Княгиня Мария Павловна и Герцогиня Саксен-Кобурт-Готская Мария Александровна (01.07.1896 г.)

В 1812 при императоре Александре I круглая зала на первом этаже дворца превратилась в церковь, и именно здесь, в течение некоторого времени, пребывали останки Александра I на пути из Таганрога, места его гибели, к месту захоронения в Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге. И наконец, Чесменский замок стал "последним пристанищем" знаменитого - Григория Распутина. Распутина отпевали, обследовали и приводили в порядок именно в Чесменском Замке. Перед тем, как привезти тело, Чесменский замок был оцеплен отрядами полиции. Отпевал Григория Епископ Исидор (Колоколов), его самый близкий друг. Пристанище по-настоящему "последнее", поскольку Замок – это последнее подтвержденное место нахождения "Святого дьявола России".

Лишь в 1919 г. богадельню прикрыли. Cоввласти открыли в замке первый в советской истории концлагерь - "Чесменку". Просуществовал он сравнительно недолго: в 30-х годах дворец отдали Автодорожному институту.

В 1941 году здание передали Ленинградскому институту авиаприборостроения. В годы Великой Отечественной войны дворец и церковь, находившиеся на передовой, очень пострадали. В 1946 году дворец был отреставрирован (архитектор А. В. Корягин).

За многолетнюю историю своего существования Чесменский дворец много раз перестраивался и во многом изменил свой первоначальный облик. Но и в настоящем виде, овеянный романическими легендами и сохранивший свое историческое название, он является значительным памятником отечественной истории.

Офицерский корпус казарм лейб-гвардии Конного полка

Основное здание Университета располагается в самом центре города. За улицей Якубовича, идущей параллельно Конногвардейскому бульвару, находится здание Офицерского корпуса казарм лейб-гвардейского Конного полка, построенное архитектором И.Д.Черником в 1847 г. Оно занимает участок вдоль Мойки до Конногвардейского переулка. Квартировавший в здании полк был элитным военным подразделением российской армии, в нем служили представители многих аристократических фамилий. Здание украшают расположенные над входом знаки воинской доблести знамена, шлемы, латы.

В советские времена в этом здании размещалось Высшее морское пограничное училище. А в 1960 году здание по ул. Герцена, 67.(ныне Большая Морская ул.) было передано Ленинградскому институту авиационного приборостроения в дополнение к помещениям Чесменского дворца.

Это здание стало основным зданием института, в котором размещается администрация, главная библиотека, различные службы, научно-исследовательская часть, обучаются студенты старших курсов, проводится защита дипломных проектов и заседания ученых советов, работает приемная комиссия.

Отрывок из книги «Большая Морская» авторов Ларисы Бройтман, Елены Красновой

Участок за переулком «на погорелых местах» от Главной полицмейстерской канцелярии получил генерал-фельдмаршал граф Петр Иванович Шувалов и на отведенном месте построил каменный дом. Его сын Андрей Петрович Шувалов в 1764 году продал строение вместе с садом и остатками кирпича и камня купцу Брумбергу, владельцу соседнего дома. Огромный двор, с устроенными на нем лесными складами, простирался от Мойки до нынешней улицы Якубовича.

В 1765 году «со второго дня святыя пасхи» на пустыре Брумберга на средства Полицмейстерской канцелярии открылся бесплатный «Всенародный» театр, куда допускались все желающие. Театр был истинно демократическим (Штелин назвал его вульгарным), здесь бывала и «чернь», и купцы, и чиновники, и не только представители аристократии - приезжал и наследник Павел Петрович, и даже императрица. Простые зрители довольствовались штабелями леса, а благородные смотрели спектакль, не выходя из колясок. На открытой сцене играла, в сущности, любительская труппа, в основном - наборщики академической типографии, получавшие от полиции по 50 копеек за спектакль. Один из них был «медиатором» - режиссером. Играли обычно «французские штуки на наши русские манеры обделанные».

В связи с упомянутым театром можно привести интересный пример русской театральной критики XVIII века - письмо В.И. Лукина к Б.Е. Ельчанинову. Оба они принадлежали к кружку И.П. Елагина, занимались драматургией, стремились превратить театр в национально-воспитательное учреждение. Отрывок из письма: «О сем позорище (в те времена — синоним слова «зрелище» - авт.), может быть, ты и не слыхал, живучи в стране, о театре нимало не пекущейся, и я согрешил бы пред тобой, не уведомив тебя о том, что сведения всякого человека, пользу общественную любящего, достойно. Со второго дня святой пасхи открылся сей театр. Он сделан на пустыре за Малой Морской (так тогда часто называли часть Большой Морской за Исаакиевской площадью. - авт.). Наш низкой степени народ так великую жадность к нему показал, что оставя другие свои забавы... ежедневно на оное зрелище сбирается... Словом, я искренне тебя уверяю, что сие для народа упражнение весьма полезно и потому похвалы достойно».

В 1770 году участок купил «санкт-петербургский купец французской нации» И.А. Поше. Он собирался построить здесь каменный театр, но умер, не успев осуществить своего намерения.

В конце XVIII века территорию занимал плац лейб-гвардии Кавалергардского полка. В 1807 году казармы Кавалергардского полка, расположенные за плацем и вдоль канала на месте Конногвардейского бульвара, отданы полку Конной гвардии, и на более поздних планах на месте современного дома 67 показано «Конногвардейское парадное место». На плацу проводились парады и учения на крупных тяжелых конях обязательно вороной масти.

Бывший Провиантский переулок стал называться Конногвардейским и носит это название до сих пор, а Конногвардейский полк располагался в этом районе почти до самой революции. Свою историю полк Конной гвардии вел от «лейб-шквадрона» — личного конвоя А.Д. Меншикова, который участвовал в Северной войне, сражался под Полтавой. В 1730 году Анна Иоанновна, увеличив личный состав эскадрона до тысячи человек, назвала его Конногвардейским полком. Отличился полк в сражениях при Бородине, Кульме, Лейпциге, имя его золотыми буквами написано на арке Нарвских ворот. Шефами полка состояли почти все цари и царицы от Анны Иоанновны до Николая II.

В 1820 году в полку была устроена школа взаимного обучения по ланкастерской системе для 50 нижних чинов, которую через два года заменили Училищем военных кантонистов для солдатских детей. В «Алфавите декабристов» числятся 11 офицеров Конной гвардии, в том числе поэт-декабрист А.И. Одоевский. 14 декабря 1825 года около 12 часов дня сюда прибыл генерал-губернатор М.А. Милорадович, чтобы вывести полк против восставших, но не дождался и уехал на Сенатскую площадь: офицеры собирались долго, так как многие конногвардейцы сочувствовали восставшим. Но командовавший полком А.Ф. Орлов все же вывел его в поддержку Николаю I.

В 1844 году командиром полка стал П.П. Ланской, женившийся в это время на вдове А.С. Пушкина Наталье Николаевне. Оба сына Пушкина позже служили под началом своего отчима. В годы командования Ланского на территории полка осуществлено много перестроек и новых построек. В 1849 году на создавшейся в связи со строительством моста через Неву Благовещенской площади (ныне площадь Труда) К.А. Тоном возведена полковая церковь Благовещения (не сохранилась). Между вновь проложенной Благовещенской улицей (ныне улица Труда) и Конногвардейским переулком на месте плаца в 1844 — 1849 годах архитектор Иван Денисович Черник построил офицерский корпус Конногвардейского полка (дом 67).

Интересна биография Черника. Он родился в 1811 году в Екатеринодаре (Краснодар) в семье казака. В 12 лет пешком пришел в Петербург для поступления в Академию художеств, окончив которую получил звание классного художника архитектуры. Будучи пансионером Черноморского войска, получил возможность ознакомиться с военной архитектурой в Европе. Впоследствии был генерал-майором, потом тайным советником, профессором Академии художеств. Над входом в здание, построенное Черником, с гранитным цоколем и порталом, рустованной штукатуркой и оригинальным аттиком до сих пор сохранились знаки военной доблести — знамена, шлемы, латы.


В 1900 году в этом доме работал Санкт-Петербургский окружной военный суд. Сейчас в этом громадном доме располагается Санкт-Петербургский государственный Университет аэрокосмического приборостроения. В январе 1941 года на базе Автодорожного института, выделившегося в 1930 году из Института инженеров путей сообщения, был организован Ленинградский авиационный институт, помещавшийся в здании бывшей Чесменской богадельни около Московского проспекта. В 1960-х годах институт, получивший название Ленинградского института авиационного приборостроения, занял в дополнение к старому зданию этот дом на Большой Морской улице.

За зданием Университета аэрокосмического приборостроения проходит улица Труда (бывшая Благовещенская), а немного дальше — Крюков канал, прорытый от Невы до Мойки в 1719 году (получивший имя подрядчика Семена Крюкова, руководившего работами). Между ними находится мост через Мойку. В постановлении комиссии о Санкт-Петербургском строении в 1738 году мост через речку Мойку у Крюкова канала назван Цветным. Следующий мост у Галерного двора (Храповицкий) — Желтым, а поскольку были мосты Зеленый, Красный, Синий и Белый, то по распоряжению Комиссии следовало «против которых званиев те мосты... выкрасить». Хотелось бы увидеть, какой краской выкрасили Цветной мост. Не зря это название вскоре исчезло. На более поздних планах мост называется Желтым или Поцелуевым. Последнее закрепившееся за ним название связывают с названием должности содержателя кабака «целовальник» или с фамилией кабатчика «Поцелуев».

Считают, что кабак находился на противоположном берегу Мойки. Возможно, и там был кабак, но на плане 1755 года в глубине участка на этой стороне показан «старый кабак» и на берегу Мойки отведено место для нового.

В течение летнего сезона 1816 года Поцелуев мост построен заново из чугуна по проекту архитектора и инженера В.И. Гесте. Газета «Северная почта» 12 августа 1816 года сообщала: «Ящики, из коих он состоит, отлиты за 2637 верст отсюда на Пермских г. тайного советника Демидова (Николая Никитича - авт.) заводах... Величиною, отделкою и красотою, ровно как и скоростью построения превосходит он другие здесь доселе воздвигнутые мосты... Таковые мосты, коим подобных в таковом числе нет ни в одной столице Европы...»